Особые дети – особая потребность в витамине D

Особые дети – особая потребность в витамине D

Поделиться:

Аутизм, эпилепсия, ДЦП, СДВГ — это повод держать под особым контролем уровень витамина D. Медицинская статистика для детей с неврологией выглядит очень тревожно. У большинства из них обнаруживают недостаток или дефицит витамина D из-за образа жизни, проблемного кишечника, приема лекарств или диеты.

Симптомы нехватки витамина D бывает сложно интерпретировать даже специалисту. Родители могут не подозревать, что проблемы развития ребенка, обострение неврологических симптомов, частые инфекционные болезни и просто плохое настроение связаны с конкретной причиной.

Раньше врачи сводили роль витамина D к поддержанию здоровья костей. Теперь медицина перешла к пониманию его как гормона. Витамин D участвует в огромном количестве процессов, в том числе регулирования нервной системы и иммунитета.

Риски здоровых детей

Врачи все чаще включают контроль витамина D в рутинный чекап. В группу повышенного риска входят пожилые люди и дети.

Из-за приставки «витамин», некоторые родители считают, что ребенок получит достаточное количество витамина D просто соблюдая правильную диету. Но это не так, если только ребенок не ест печень трески или жирную морскую рыбу. Другие источники поступления витамина D2 (эта форма содержится в пище) явно недостаточны.

Большая часть родителей знает, что ворота витамина D в организм находятся не во рту а на поверхности кожи. И что D3 образуется из пищевых жиров при воздействии ультрафиолета. Еще в 1977 году в Lancet было опубликовано исследование, что таким образом человек получает более 90% витамина D.

Распространено мнение, что недостатка можно избежать при нечастном попадании солнечного света на открытые части тела ребенка. Так говорили когда-то и сами медицинские работники. Тем не менее, ультрафиолет задерживают одежда, стекла и смог. На практике, освещенной площади кожи и времени нахождения на солнце бывает недостаточно (если только ребенок не загорает).

Например, в венгерском исследовании было установлено, что в период с ноября по март необходимо проводить более 200 минут на открытом воздухе, чтобы получить необходимое количество витамина D.

Как и другие жирорастворимые молекулы, витамин D может накапливаться, а его запас расходуется при необходимости. Поэтому зимой и в начале весны уровень витамина D обычно снижается. В холодное время риски его нехватки особенно велики.

Что считать нормой?
В различных исследованиях утверждается, что 30-70% мирового населения испытывают нехватку витамина D3 в той или иной степени. В США (где витамин D добавляют в обычное молоко) его недостаток находят у трети населения.
Уровень более 30 нг / мл активного витамина D в крови активной форме считают достаточным, 20-30 нг / мл недостаточным и менее 20 нг / мл — дефицитным. Сегодня сложились предпосылки для повышения нижней границы нормы.
Граница дефицита в 20 нг / мл. (50 нмоль/л) витамина D основывается на риске здоровья костей. Однако в 2011 году авторитетное Endocrine Society проанализировало накопленные к тому времени исследования и опубликовало доклад с призывом установить более высокие граничные уровни витамина D в крови при необходимости его коррекции.
«На основании всех изученных данных, мы рекомендуем обозначить минимальный уровень витамина D в 30 нг / мл. Но из-за погрешностей некоторых анализов, чтобы гарантировать достаточность, мы рекомендуем установить нормальный диапазон 40 — 60 нг / мл как для детей, так и для взрослых».
С тех пор, насколько нам известно, не было опубликовано рекомендаций, сопоставимых по масштабу исследований и авторитетности.

Риски особых детей

Аутизм, эпилепсия, ДЦП, СДВГ и другие неврологические нарушения и проблемы развития детей означают высокий риск недостатка или дефицита витамина D, говорят многочисленные исследования.

Очевидная причина повышенного риска особых детей — они дольше сверстников проводят время дома и в помещениях на реабилитации. Поскольку их возможности ограничены, они меньше играют и гуляют на открытом воздухе.

Потребление витамина D в виде добавок может оказаться малоэффективным для устранения дефицита. В крови и межклеточной жидкости должны присутствовать в достатке кофакторы – другие витамины и минералы, которые помогают вырабатывать и усваивать витамин D. Наиболее важны: витамин К, магний, бор, цинк и витамин А, но полный список кофакторов шире. У особых детей часто не хватает сразу нескольких элементов.

Но даже если витамин D и кофакторы поступает в заметных объемах, то слабая печень, воспалительные заболевания тонкого и толстого кишечника, почек, проблемы с поджелудочной железой и другие могут препятствовать накоплению витамина D.

Частая проблема, которая приводит к дефициту витамина D – это диета. Она бывает бедна кальцием из-за непереносимости молочных продуктов и популярности БГБК продуктов. Низкие уровни кальция в организме запускают гормональный механизм его перераспределения. Уровень витамина D снижается, чтобы направить кальций в клетки. Этот механизм подробно описан ниже.

Хотя с продуктами поступает совсем немного витамина D, в условиях дефицита важность этого пути растет. Здесь ограничения в диете также могут стать препятствием. Далеко не все особые дети хорошо усваивают жиры и, тем более, регулярно едят морскую рыбу.

Лечение и прием препаратов (например, противоэпилептических) может само по себе стать причиной недостатка витамина D из-за лекарственного взаимодействия.

Наконец, некоторые особые дети из-за малой подвижности испытывают проблемы с лишним весом. В этом случае задержка витамина D в жировых клетках может приводить к снижению его уровня в крови.

Недостаток витамина D и аутизм

В одном из исследований саудовских детей с аутизмом, уровни 25 (OH) D в их сыворотке крови были значительно ниже (в среднем 18.5 нг / мл), чем в контрольной группе у здоровых детей (33 нг / мл). У 40% детей с РАС был дефицит и у и 48% недостаток витамина D. У здоровых детей не было дефицита витамина D (у 20% был недостаток). Что очень интересно, в этом исследовании не было значительной разницы по продолжительности пребывания на солнце между детьми с аутизмом, и здоровыми детьми. Также авторы увязали дефицит витамина D с уровнем антител и повреждением головного мозга, степень которого может определять клиническую тяжесть аутизма.

Два открытых исследования показали, что высокие дозы витамина D (300 МЕ / кг / день) улучшали основные симптомы примерно у 75% детей с аутизмом. Несколько позитивных изменений были ярко выражены. Здесь стоит учитывать, что у детей с РАС витамин D хуже усваивается в виде добавок, поэтому требуются контроль его концентрации в крови и коррекция доз.

Недостаток витамина D и эпилепсия

Мониторинг и добавка витамина D важны для лечения детей, страдающих эпилепсией, длительно принимающих противоэпилептические препараты.

Известно, что дефицит витамина D широко распространен среди пациентов с судорогами. Например, в американском исследовании лишь у 25% детей с эпилепсией уровень витамина D был в норме. В другом австралийском исследовании нормальным уровень был у 37% детей с эпилепсией. И это страны со сравнительно высоким средним уровнем витамина D у населения.

В исследовании 13 пациентов с фармакорезистентной эпилепсией их уровень витамина в сыворотке нормализовали путем введения добавки. После приема витамина D3 в течение 3-х месяцев количество приступов в среднем на 40% уменьшилось.

Риски дефицита особенно велики у детей с эпилепсией, которые принимают ПЭП. Это вальпроат, леветирацетам и противосудорожные препараты, которые угнетают ферменты печени. Дополнительный фактор риска дефицита — сочетание у детей эпилепсии и задержки развития. Также увеличение частоты приступов в течение зимы было связано с низким уровнем витамина D.

Снижение плотности костной массы наблюдается у большинства людей с эпилепсией, а 25% из них страдают от остеопороза. Нарушение минерализации костей связано с дополнительными проблемами. Приступы сами по себе представляют риск травмы, включая переломы. А уменьшение прочности костей увеличивает этот риск. Особенно если судороги имеют серьезные внешние проявления или у детей с нарушениями двигательной функции и координации.

Недостаток витамина D и ДЦП

Результаты многолетнего исследования турецких детей с ДЦП показал склонность развития у них дефицита витамина D. Лишь у 6.4% детей уровень 25 (OH) D в крови был выше 30 нг / мл. Существует значительная корреляция между его уровнем и баллами по шкалам GMFCS и MACS. Дефицит встречался чаще при сопутствующих эпилепсии, задержке когнитивного развития, проблемах с зубами и задержкой роста.

Индийское исследование помимо склонности к развитию дефицита витамина D у детей с ДЦП показало низкий уровень кальция и высокий уровень щелочной фосфатазы в их крови. Наиболее серьезным был дефицит у детей, которые находились на амбулаторном лечении и получали противоэпилептические препараты.

Исследование, проведенное среди иранских детей с ДЦП, подтвердило риски развития дефицита. Также оно показало, что риск растет с возрастом детей. Одна из причин — меньшая активность на открытом воздухе и, следовательно, более низкое пребывание на солнце.

Китайское исследование показало пользу добавок витамина D для развития речевой функции детей с ДЦП. Другое исследование показало значительную пользу добавления витамина D и кальция для поддержания минеральной плотности костей у детей с ДЦП и эпилепсией.

Недостаток витамина D и СДВГ

В турецком исследовании дети с СДВГ, сохранным интеллектом и без сопутствующих нарушений сравнивались с контрольной группой. Средние уровни витамина D в сыворотке крови детей с СДВГ и в контрольной группе составили 24,1 и 32,71 нг / мл, соответственно. При этом не было обнаружено существенных различий в содержании кальция, фосфора и щелочной фосфатазы.

В другом исследовании было обнаружена обратная связь между концентрацией витамина D в пуповинной крови новорожденных и симптомов СДВГ.

Недостаток витамина D и головная боль

Некоторые исследования показали связь между дефицитом витамина D и головной болью. Детей разделили на группы. В первой — дети с мигренью или головной болью напряженного типа. Во второй, контрольной, были здоровые дети. Также были выделены подгруппы детей, проводящие много или мало времени на солнце. Средние уровни 25 (OH) D у детей с головной болью были заметно ниже по сравнению с контрольной группой (17.1 против 25.8 нг / мл, соответственно). Для детей, длительно пребывающих на солнце, разница была 24.6 против 32.1, а для мало пребывающих 14.5 против 19.6.

D-гормон

D3 — биологически инертная форма витамина, которая еще проходит преобразования в печени и почках. В итоге образуется активная форма витамина – кальцитриол или 25 (OH) D. Его содержание обычно и контролируют в крови при сдаче анализов.

Давно известна роль витамина D в регулировании всасывания кальция и фосфора в кишечнике и последующего направления этих элементов в костные ткани. Скелет состоит из фосфата кальция, поэтому недостаточный уровень кальция и витамина D в крови ребенка может привести к рахиту, низкой плотности и хрупкости костей (остеопорозу).

Однако со временем представления о витамине D очень расширились. Сегодня витамин D относят к стероидным гормонам.

Классификацию пришлось пересмотреть, поскольку витамин D не поступает с едой. В отличии от других витаминов он образуется в организме (из холестерина, подобно стероидам). Рецепторы и множество сигнальных путей, тоже характерны для гормонов, а не витаминов.

Рецепторы витамина D (VDR) были обнаружены почти в каждой ткани организма. Например, в иммунных и нервных клетках. VDR так или иначе регулируют приблизительно 3% человеческого генома (700 генов).

Выяснилось, что кальцитриол играет жизненно важную роль в развитии и защите клеток мозга, стимулирует выработку инсулина (а значит он связан с ожирением и диабетом), влияет на сердечно-сосудистую систему и т. д. Исследования связывают дефицит витамина D с несколькими десятками самых различных болезней. Число медицинских статей о витамине D в базе данных PubMed экспоненциально растет и уже превышает сотню тысяч.

Баланс D / ПТГ и почему важен кальций

Содержание активного кальция в организме регулируется не только витамином D. Оно также тесно связано с паратиреоидным гормоном (ПТГ), который вырабатывается четырьмя небольшими железами, расположенными на шее.

Паратиреоидный гормон влияет на концентрацию кальция в омывающей клетки жидкости. Кальций критически важен для клеток, поэтому при выделении ПТГ запасы этого минерала извлекаются из костной ткани (резорбция) и поступают в кровь. Вымывание кальция при участии ПТГ – это часть обычного процесса обновления костной ткани.

Как видим, ПТГ и витамин D действуют противоположно. ПТГ направляет кальций из костей в кровь, а витамин D — из крови в кости. Но ПТГ, как и витамин D, способствуют всасыванию кальция в кишечнике и замедляет вывод почками. Поэтому их уровень в организме взаимно компенсируется.

Схематическое изображение регуляции концентрации кальция в крови путем вмешательства активной формы витамина D и паратиреоидного гормона (ПТГ).

Другими словами, для поддержания стабильного уровня кальция в крови, два гормона образуют «качели», когда повышение ПТГ становится предпосылкой для дефицита витамина D. И наоборот, использование добавок витамина D приводит к снижению секреции ПТГ.

Дефицит витамина D (и повышенный уровень ПТГ) могут быть связаны с недостатком кальция или его плохой абсорбцией в кишечнике. Поэтому врачи помимо приема витамина D, часто рекомендуют увеличить потребление пищевых продуктов, содержащих кальций.

Противоположный риск возникает, если содержание кальция в крови слишком вырастет. Один из путей регуляции – это снижение выработки витамина D. Поэтому может возникнуть его дефицит.

Витамин D и неврологические нарушения

Воздействие витамина D на работу мозга включает самые важные процессы: рост нейронов и синапсов, предотвращение гибели нейронов и даже регулирование передачи сигналов. Неудивительно, что исследования подтверждают связь между более высокими концентрациями витамина D в крови и более здоровой работой мозга. Дефицит витамина D клинически связан с многими неврологическими, нейродегенеративными и психическими заболеваниями.

Риски планирования

Витамин D регулирует несколько генов, белки которых ремонтируют поломки в ДНК или защищают ее от повреждений. Поэтому дефицит витамина D у будущих родителей может быть причиной мутаций de novo у ребенка. Между тем, генетические факторы играют важную роль, а иногда и напрямую становятся причиной многих неврологических нарушений – от эпилепсии и ДЦП, до аутизма.

Риски беременности

Новорожденные дети подвержены высокому риску дефицита витамина D. Он возникает из-за распространенного дефицита во время беременности матери. У таких детей повышен риск развития родовой травмы мозга. Недавние клинические исследования показали, что новорожденные с гипоксически-ишемическим повреждением мозга, чаще, чем здоровые дети имели дефицит витамина D.

Кроме того, дефицит витамина D приводит к изменению баланса ключевых нейромедиаторов и гормонов в мозге. Широко распространенные изменения затрагивают глутамин и норадреналин, а регионально избирательные изменения дофамин и серотонин. Все они имеют ключевое значение для развития в раннем возрасте. Дефицит витамина D у матери связывают с нарушением социального поведения и расстройствами аутистического спектра.

И наоборот, повышенное внутриутробное содержание 25 (OH) D связано с лучшим когнитивным развитием, снижением риска возникновения признаков СДВГ и аутизма в более позднем возрасте.

Риски развития

В 2019 году в авторитетном журнале Cell была опубликована развернутая статья о влиянии витамина D на синаптическую пластичность. Синапсы – это ответвления между нейронами, которые позволяют им взаимодействовать. Витамин D необходим для образования матрикса синапсов — соединительной ткани, Клеточный каркас обеспечивает механическую поддержку клеток и транспорт химических веществ, регулирует рост синапсов. Другими словами, витамин D – активный участник регуляции пластичности развивающегося мозга.

Витамин D в синаптической пластичности, когнитивной функции и нервно-психических заболеваниях. Cell. Volume 42, Issue 4, P293-306, April 01, 2019

Витамин D важен не только для развития мозга, но и вообще для дифференцирования, роста и деления клеток организма.

Воспаление и ЦНС

Дефицит витамина D усугубляет воспаление и поддерживает его в хронической форме. Между тем, эпилепсия, аутизм, проблемы с миелинизацией – это во многом болезни воспаления.

Витамин D обладает множеством противовоспалительных эффектов. Он сдерживает выброс токсичных воспалительных цитокинов, которые повреждают клетки мозга и гематоэнцефалический барьер.

Кроме того, витамин D обеспечивает адекватный иммунный ответ организма. Он помогает справляться с инфекциями, улучшая функциональность клеток, которые распознают и уничтожают патогены (моноциты, макрофаги, дендритные клетки и лимфоциты Т и В).

Витамин D и нейромедиаторы

Нейромедиаторы определяют наше поведение, настроение и активность, влияют на развитие мозга. Появляется все больше доказательств нейроактивности витамина D и его способности регулировать множество путей серотонина, дофамина и других нейромедиаторов.

Некоторые родители хотят лучше понимать, как продукты и добавки действуют на особого ребенка. Они делают популярные генетические тесты (Эми Яско, 23andme или основанные на других панелях).

Этим родителям и специалистам хорошо знакомы гены MAO, COMT, SIRT, которые регулируют ключевые нейромедиаторы. Активность этих генов, как оказалось, тесно связана с витамином D.

Например, витамин D угнетает активность гена MAO-A, который, как известно расщепляет серотонин. Серотонин влияет на характер человека, контролирует аппетит, расход энергии, сон, температуру, настроение и социальное взаимодействие. Изменения концентрации серотонина в мозге связывают с расстройствами аутистического спектра и депрессией. Витамин D необходим для точного регулирования концентрации серотонина при передаче сигналов.

Также витамин D участвует в развитии дофаминовой системы, ее работе и защите от воспаления. Для особого ребенка очень важны активность в абилитации и мотивация в развивающих ситуациях. Дофамин – нейромедиатор, который служит важной частью «системы вознаграждения» мозга. Он вызывает чувство удовлетворения и подкрепляет обучение. Плохое переключение внимания, апатичность и замедленность мышления могут быть связаны с недостаточностью дофамина в каких-то зонах мозга или нарушением путей его передачи. Крайний пример – это болезнь Паркинсона. Ее симптомы усугубляются при дефиците витамина D.

Токсичность витамина D

Природный механизм поддерживает концентрацию кальция крови в узких границах. Ключевое свойство витамина D — увеличивать усвоение кальция в кишечнике и задерживать его выведение почками. Поэтому высокие дозы витамина D могут стать токсичными.

При гиперкальциемии, в мягких тканях начинают откладываться соли кальция. При этом образуются камни в почках, нарушается кровообращение из-за жесткости сердца и сосудов, затрудняется дыхание.

Например, один пожилой человек принимал высокие дозы витамина D и получил серьезное повреждение почек. Правда произошло это после пляжного отдыха и на фоне приема диуретиков.

Прием высоких доз витамина D должен корректироваться в зависимости от его содержания в крови и противопоказаний.

(Visited 607 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Закрыть меню